23:23 

честно...

That's the effect of living backwards
как-то, выдавливая из себя по капле статью на тему кинематографа жанра арт-хаус натолкнулась на такое определение: "арт-хаус - кино, снятое под воздействием веществ. то есть, режиссер (который в арт-хаусе и сценарист, и продюссер, и главный герой, и костюмер и уборщица) в любом случае психически болен, но, порой он еще и опасен для общества. фильм представляет собой: что вижу, то и говорю, "проснулся, побрился, выпил кофе, помастурбировал".... режиссер зачастую полагат, что его онаниз гениален, и, как правило, ничего не подозревающие критики с ним соглашаются, находят в этом какой-то скрытый смысл, и радуются, радуються...."
я люблю арт-хаус. как кино, так и литературу. Мураками, например. "проснулся, побрился, выпил кофе, помастурбировал" - это как раз он, родимый. но, согласна, порой бывают фильмы, которые даже мне, ищущей смысл даже в ростке клубники, сложно понять. а что говорить о людях, услышавших где-то о том, что арт - это модно, значит нужно смотреть некоего Мафусаила Глид`а, ибо он снял фильм за три дня на камеру своего мобильного, а это так круто!
снять фильм, я, конечно, не пробовала, хотя режиссеришки местного института культуры снимали некую ересь по моему сценарию, но, я выяснила формула написания литературных произведений подобного уровня. внизу - пример.


В ярком свете талых бриллиантов февральского снега я честно пыталась влюбиться.
Так, чтобы навсегда.
Полностью.
Без остатка.
На все сто процентов.
Раствориться целиком в его галактике, от Антареса до Бетельгейзе, от Ригеля до Альдебарана, от Денеба до Фомальгаута.
Видеть сны из его мыслей, слышать музыку его тайных желаний, синхронизировать сердцебиение.
Я старательно сортировала мужчин, нанизывая их на булавки своего равнодушия и присуждая названия на латыни, помещала под стекло и забывала насовсем; я тонула в море липких, карамельных с патокой слов и марципановых обещаний; я рассыпалась на миллионы крошечных осколков, чтобы забраться внутрь, посмотреть, разведать, исследовать, но меня выталкивала обратно био-несовместимость, словно вирус под воздействием антибиотиков.
Всю.
Без остатка.
А я так старалась…
Честно-честно.
А в воздухе стоит терпкий запах свежеприобретенного сумасшествия, теплый и чуть шершавый, и кажется, что можно потрогать его ледяной рукой в бархатной перчатке.
И оно говорит, говорит о целой куче вещей, которые можно сделать вместо того, чтоб ходить по улицам с глупым видом, и считать задумчиво шлифованные булыжники Целетны, и не спать ночами, и снова пытаться верить в чудеса, и подпевать плееру чуть громче, чем следует….
И можно сделать все это так просто, что даже не заметишь.
Честно-честно.
И я честно пыталась собрать по кирпичику каменную кладку под названием «моя вселенная», немного серую и поросшую кружевом, но части оказались от разных стен, и не подходили по размеру, и отказывались шлифоваться.
Я честно раскрасила радугу цветами перезрелых мандаринов, и собрала ее в фиолетовую клетку с ржавыми прутьями, и ждала дождь со вкусом фруктов, но синоптики сказали: «жара», и я осталась таять на солнце сложно позавчерашнее желе в пластиковой коробке.
Я честно хотела выпустить эльфов из стен, и купить им билет в один конец до станции: «Воображаемая лиловая страна», но они остались бесшумно скользить по дому под пулями моих огненных слов, оставляю в воздухе запах лилий и пармезана.
Я честно пыталась сказать: «люблю» в момент, когда ты дотрагивался губами до моего горячего лба, но даже едкий бред лихорадки не позволил мне произнести слова, предназначенные не тебе.
Я честно старалась забыться в коконе из 5 одеял и армии плюшевых сердец с лапками сказочных лебедей, под запах сирени и стоны Билли Холлидей, но оказалось, что для этого нужно еще две-три охапки страшных снов и немного кальвадоса в старой фарфоровой кружке с трещиной на боку.
Я честно пыталась потеряться в толпе высоких каблуков и лаковых туфель, исчезнуть в сером камне недостроенного здания, но над ним загорелся красный сигнал светофора, и все сказали: «ну вот!», и я решили, что сделаю это в следующий раз.
Я честно пробовала влюбиться, но мне попадались не те мужчины, и не та любовь, и все было слишком смешно и пафосно, и слишком не то.
Я честно хотела улететь, но в окно постучались чайки, и стеклянное небо расплакалось прямо над домом, смывая темно-серые мысли с моих волос, и намочило крылья хрустальными каплями, и лететь стало невозможно, а я так старалась….
Честно-честно…

@музыка: Пикник Нигредо

@настроение: очень хорошее. не к добру?

@темы: арт-хаус, Мураками, психология литературы,

URL
   

Точка G

главная